0
Корзина пуста

РОЖДЕННЫЕ СЕРДЦЕМ. Спецпроект. Семья Ануфриевых-Зубковых-Трифоновых

№102 / ноябрь 2015 /
Планета семья

К российскому Дню матери журнал для родителей «Умка» уже седьмой год продолжает рассказывать о приемных семьях Волгограда, которые подарили тепло и ласку малышам, впустили в свой дом настоящее родительское счастье.

ТЕКСТ АННА РАЗУВАЕВА

Семья Ануфриевых-Зубковых-Трифоновых: Платон Ануфриев (8 лет), Юра Зубков (5 лет),
Эмилия Ануфриева (6 лет), папа Олег Николаевич Ануфриев, Даша Трифонова (2,5 года),
Филипп Ануфриев (5 лет)


… Мы с женой поженились в 2001 году, у нее от первого брака дочка Анюта, ей сейчас уже 23 года. Долгое время не было у нас детей, и в 2007 году мы взяли Платона из роддома: прошли медкомиссию, у нас появилось разрешение на усыновление. Законы все время меняются, сейчас обязательным является прохождение курсов от Школы приемных родителей. В то время этого еще не было. И по-другому сам выбор ребенка происходил. Жена сама посещала роддома и нашла мальчика в Волгограде, в Красноармейском районе, в больничном комплексе «Каустик». Когда мы его забрали, ему было около трех месяцев. Это был обычный роддом. Несмотря на то, что вроде раньше было сложнее, но то, с какой легкостью мы смогли взять малыша, удивляет многих наших знакомых.
… У женщин материнский инстинкт гораздо сильнее, чем у мужчин. Ольга очень хотела иметь большую семью. Я согласился. В 2009 году собрали буквально за три недели документы документы и взяли Эмилию, ей тоже тогда было три месяца. Жена нашла ее по базе данных, смотрели описание, фотографии. Большого выбора нет там, конечно. Ребенка-инвалида не смогли взять, не потянули бы. Мама Эмилии таджичка, здоровая, с нормальной наследственностью. Жена работала медсестрой, к тому же, в такой специфической области – в тубдиспансере, где вокруг было много неблагополучных детей. Ее не пугали поверхностные диагнозы, она знала, что с ними легко справиться. В основном пишут – отставание в развитии физическом и психическом… Но это ерунда, это преувеличение все.
… После того, как взяли Эмилию, у нас получилось родить своего ребенка. Так в 2010 году появился Филипп. Жена пошла в декретный отпуск, бросила работу, что помогло ей выносить ребенка. Разница в возрасте между Эмилией и Филиппом почти год.
… Платон и Эмилия – усыновленные дети, а Даша и Юра – под возмездной опекой. Юру мы взяли в возрасте 1,5 лет. Он, конечно, ничего не помнит о своей ранней жизни. Однако, когда мы поехали забирать Дашу в то же учреждение, он, видимо, вспомнил его, у него были такие отрицательные эмоции, он прятался, зажимался… Наверное, вспомнил и боялся, что мы его там оставим.
… Когда еще жена была жива, она детям все рассказала… Это скрыть трудно, они все разные внешне. Платон уже точно все понимает. Тайну усыновления невозможно сохранить. Нужно уезжать в другой город.


… Жена успевала все – и работать на две ставки, и за детьми ухаживать. Потом туберкулезную больницу перенесли в другое место, жена осталась без работы, и мы решили взять еще одного малыша, девочку, и уже тоже под возмездную опеку. На содержание каждого приемного ребенка государство ежемесячно выплачивает семье денежные пособия, и идет оплата опекуну, то есть мне, в размере минимальной заработной платы.
… Как у многодетной семьи, у нас, конечно, есть какие-то льготы, за садик, к примеру, оплата меньше. И материнский капитал дали за усыновленного ребенка в 2007 году. Теперь вот приходится мне его наследовать после смерти супруги. Нам и участок дали под строительство, неплохо, конечно, можно строиться, но это все в далеком будущем. Нужно квартиру продать, чтобы построиться… Вряд ли мы на это решимся когда-нибудь. Сейчас у нас трехкомнатная квартира, девочки в одной комнате спят, мальчики в другой. Места хватает.
… С детьми выезжаем в цирк, на дни рождения пиццу покупаем, в кафе мороженое можем поесть. Стараюсь детям обеспечивать радостные моменты. Для меня это большая и напряженная работа. У нас и дача есть, иногда выезжаем, больше из-за возможности искупаться, поплавать. Конечно, трудно организовать их всех. Невозможно в автокресло усадить, прыгают как обезьянки по всей машине. У каждого столба останавливаемся, снова усаживаемся. Не знаю, если гаи остановит, как объяснять. Сил на уход за самой дачей уже не больно-то хватает. Забрасывается все постепенно. Жду, когда дети подрастут, смогут помогать, а к тому времени машина развалится.
… Я работаю, но сейчас в отпуске по уходу за ребенком до трех лет. Потом, по окончании отпуска, все равно уже буду дома, заниматься детьми. Воспитываю их так же, как и любая другая одинокая женщина. Навыки самообслуживания, конечно, пытаюсь прививать, чтобы убирали за собой. Пол мыть, посуду – это все еще рано, они маленькие пока что. Я сам и готовлю, и убираю. Полноценно могу сварить первое. Времени, правда, на это особенно нет. Спасает то, что дети питаются в школе и в садике. Хорошо бы, чтоб школьники готовили уроки сами, а то приходится с Платоном делать уроки по 3–4 часа. Платон ходит в продленку до 14.30, уроки делают в течение часа, но этого не всегда хватает.
Понятно, что мальчишки должны и за себя постоять, и физически быть крепче. С девочками мне труднее, конечно. Девочки красавицами должны быть, а я никак не могу научиться косички заплетать, не дается мне это. Мать, конечно, нужна девочкам. Они к воспитательницам тянутся, племянница моя и сестра иногда помогают.

… В Волгограде мне помогает Анюта – первая дочь жены. Мои родители умерли, да и мне самому уже 55 лет. Сестра живет в Москве. Есть брат жены, у него тоже трое детей, Даша ходит в одну группу в садике с его девочкой. Мы живем очень близко, в пяти минутах ходьбы, но помочь друг другу не можем, там тоже трое детей, все девочки, да еще один ребенок инвалид.
… Даша еще пока только вырабатывает иммунитет, часто болеет. Остальные уже переросли, ходят босиком домав любое время года. Конечно, много времени уделяем поликлиникам, то зуб, то сопли… Детей-то много!