0
Корзина пуста

ДАВАЙТЕ ОБОЙДЕМСЯ БЕЗ АИСТОВ И КАПУСТЫ!

№124/ зима 2019-2020 /
Наш человечек

В 2–3 года ребенок начинает понимать, что мальчики и девочки – разные, хоть и видит пока лишь внешние отличия. В 3–7 лет ребенок активно интересуется тем, откуда берутся дети вообще и он в частности. Как родителям подготовиться к таким вопросам, что на них отвечать? И стоит ли рисковать доверием ребенка, рассказывая об аистах?

Мы продолжаем проект, где в формате круглого стола обсуждаем самые разные вопросы из разряда «Все, о чем вы стеснялись спросить…». И 18 октября в книжном магазине «Кассандра» состоялась очередная встреча редакции со специалистами и всеми желающими родителями-зрителями, которые активно задавали вопросы по ходу разговора.



ЗА КРУГЛЫМ СТОЛОМ СОБРАЛИСЬ:

Лада Бутрина, психотерапевт, к.м.н., медицинский центр «Мой врач. Моя сфера» (далее – Л. Б.)

Екатерина Лященко, врач-психотерапевт, медицинский центр «Мой врач. Моя сфера» (далее – Е. Л.)

Екатерина Канивецкая, психолог, детская академия развития талантов «Сократ» (далее – Е. К.)

Елена Щербакова, подростковый психолог, медицинский центр «Мой врач. Моя сфера» (далее – Е. Щ.)

Анна Разуваева, главный редактор журнала для родителей УМКА – модератор встречи


ДАВАЙТЕ ОБОЙДЕМСЯ БЕЗ АИСТОВ И КАПУСТЫ!

Как говорить с ребенком об «этом»?


Текст: Наталья Полякова


Своеобразным эпиграфом к встрече стал просмотр отрывка из фильма «Титаник» (1997), включающий в себя красивую эротическую сцену.


– Представьте вполне реальную ситуацию: вы с детьми собрались перед экраном, чтобы посмотреть душевное семейное кино. Между героями закручивается любовная интрига и… по законам жанра дело заканчивается откровенной сценой. Что сделаете? Как отреагируете? Попросить, чтобы ребенок закрыл глаза: «Тебе еще рано!»? Или потребовать на минуточку выйти из комнаты? Или…


Е. Л.: Считаю, что это неправильно. Смысл? Тогда информацию об «этом» ребенок почерпнет где-нибудь в подворотне. И вряд ли она будет грамотной. Я спокойно реагирую на такие сцены в присутствии детей. Если они задают вопросы, я грамотно отвечаю. На такое мое поведение в том числе повлиял случай: подростком я была в гостях у подруги, мы смотрели кино вместе с ее мамой. Когда там случилась «такая» сцена, мама девочки растянула перед телевизором одеяло. При этом нам было по 15–16 лет, и мы прекрасно понимали, что на экране происходит. Эта ситуация сильно врезалась в память, поэтому теперь, оказываясь на месте мамы подруги, я веду себя адекватно: честно отвечаю на вопросы, грамотно дозируя информацию, исходя из возраста ребенка.


– На ваш взгляд, «такие» сцены можно смотреть в любом возрасте?


Е. Л.: Нет, порнографию дошкольникам я не предлагаю показывать! (Смеется. – Прим. ред.) А вот в эротической сцене, например, из «Титаника», где главные герои обнимаются и целуются, ничего плохого не вижу…


Е. К.: Мой родительский опыт очень скромный – дочери всего восемь месяцев. Вспоминаю себя, когда в возрасте 11 лет мы как раз с родителями смотрели «Титаник». Помню, что на этой самой сцене «для взрослых» повисло такое сильное напряжение, воздух наэлектризовался… Я сначала смутилась, а потом, чтобы разрядить обстановку, даже смогла пошутить. Когда стала постарше, то ситуация повторилась при просмотре еще парочки фильмов с более откровенными сценами. Помню, мама даже спросила: «И как тебе?». Я пожала плечами, дескать, не знаю, опыта нет... А потом мама набралась смелости и поинтересовалась: «Дочка, а ты знаешь, что есть презервативы?». Конечно, я к тому времени уже знала об этом. Но не от нее.


Л. Б.: Думаю, что при просмотре «таких» сцен надо говорить ребенку совсем другое. Например: «Глянь, какая красивая сцена!» Не повредит и обсудить ее с точки зрения красоты женского и мужского тел, сексуального проявления. Ведь уже с трех лет идентифицируются гендерные типы и подтипы: мальчики и девочки начинают себя типизировать, причисляя к тому или другому полу. Но если в три года мы можем говорить мальчику примерно следующее: «Глянь, какая нежная девочка. Она в бантиках и в платьице!», то ближе к школе ему уже надо знать, чем мальчики отличаются от девочек телесно и в плане поведения.



КАК, КОГДА И ЗАЧЕМ?


– В процессе подготовки к этому разговору я поняла, что родители делятся на две группы: те, кто «за» сексуальное воспитание, и противоположный лагерь, представители которого уверены, что разговоры об «этом» в юном возрасте ведут к раннему сексуальному развращению. Давайте попробуем разобраться, как, когда и зачем начинать говорить с ребенком?


Е. Л.: Секс и развращение – это две совершенно разные вещи. Секс соотносится к развращению примерно как симптом к болезни. Можно «испоганить» ребенка и без этой темы. Секс часто маркирует общее развращение.


Е. Щ.: Часто такие разговоры сопровождаются очень напряженной атмосферой: родители мнутся, не могут подобрать слова. Ребенок чувствует что-то не то, понимает, что на эти темы с мамой и папой нельзя разговаривать. Но если родители хотят построить доверительные отношения со своим ребенком, то надо называть вещи своими именами. Для обозначения мужских и женских половых органов лучше всего подойдут медицинские термины. Когда все проговаривается, то тогда и выстраивается доверительный контакт! Ведь ребенок как чистый лист, он не воспринимает эту тему как «стыдную». Зато прекрасно «считывает» родителя и, видя его реакцию, маркирует сексуальную тему как «плохую».



Л. Б: Важно не то, ЧТО ты говоришь, а КАК ты говоришь. Ребенок должен чувствовать, что ничего плохого в теме полов и секса нет. Предположим, у мамы был не очень хороший опыт. Тогда она может честно заявить: «Знаешь, у меня с моим опытом в этом плане связаны не самые положительные эмоции, поэтому давай с тобой лучше поговорит об этом крестная (бабушка, дядя, близкий родственник)».


Вспомнился анекдот на эту тему. Маленький Вовочка врывается домой после первого дня учебы и яростно кричит: «Вы все лжецы! Я сходил в школу и узнал много нового! Например, откуда я взялся! Завтра я пойду и узнаю, как я туда попал?!». Да, в семь лет ребенок должен знать, что такое пенис и что такое вагина. Если мы говорим о трехлетнем малыше, то в этом возрасте ему можно рассказать, что была папина семечка, которую он «посадил» в мамин животик. Про капусту и аиста говорить точно не надо.


– Как понять, когда с ребенком уже можно говорить на тему полов?


Л. Б.: Когда он спросит у вас (хоть в четыре года): «Мама, откуда я появился?». Только вот важный момент: нельзя делегировать. Спросил ребенок у мамы, следовательно, мама и должна ответить. Не надо говорить: «Иди к папе! У него было три брака, у него о-го-го какой опыт, поэтому пусть он и отвечает!» Делегирование в этом случае показывает, что родитель пренебрегает общением с ребенком, что ему не важно доверие сына или дочери. И совершенно не обязательно, что сын должен спрашивать у папы, а дочь – у мамы. Если сын близок к маме, то может поинтересоваться у нее. Тем более, в семьях, где папа очень сильный, жесткий, волевой, сыну бывает трудно открыться папе, потому что они больше конкуренты, а не друзья.


Е. Щ.: Но важно и не опережать ребенка. На эту тему, опять же, вспомнился анекдот. Приходит сын домой из детского садика и спрашивает у мамы, что такое «аборт». Мама откладывает свои дела, садится и начинает долго и подробно рассказывать. В завершении: «Все понял сын?». Он: «Да, все понял». «Сын, а где ты вообще услышал это слово?». «Да мы в садике сегодня песню учили, а там слова: «И волны бьются о борт корабля...» Поэтому если опережать события, то может случиться именно так.



– Кстати, спасением по подбору слов к вашему разговору с ребенком может стать книга. Для 5–8-летнего возраста прекрасно подходит красочная энциклопедия В. Дюмон «Откуда я взялся?» или прибалтийских авторов А. Аудариня и М. Путниньш «Откуда берутся дети?» с множеством иллюстраций…


Е. К.: Помогают грамотно удовлетворить интерес к теме полов и произведения искусства. Например, с ребенком в музее лучше не пробегать мимо скульптуры обнаженной женщины, стыдливо потупив глаза, а обсудить ее с точки зрения красоты человеческого тела. Этот разговор потом сослужит хорошую службу, особенно девочкам, которым важно принять себя, свою внешнюю и внутреннюю уникальность. Только здесь тоже надо суметь расставить верные акценты.


Л. Б.: Вспоминаю свою маму, которая в 15–16 лет вызвала меня на разговор и сказала: «Ты становишься девушкой. У тебя скоро, возможно, возникнут отношения. Но помни: ты их должна строить так, чтобы тебе на следующий день не было стыдно смотреть в глаза этому человеку». Помню, я призадумалась и стала за собой следить, постоянно задавая вопрос: «А что я делаю для того, чтобы мне не было стыдно?». Совет мамы оказался жестким, но действенным.


Е. К.: Еще три важных замечания. Во-первых, ребенок все равно узнает, что он появился на свет не из капусты. Но если вы ему преподнесли это именно так, то получится, что мама соврала. Уважения к маме это не прибавит! Поэтому давайте обойдемся без аистов и капусты.

Во-вторых, тема секса остается во многих семьях табуированной до 18 лет. И, получается, что до этого возраста секс – это не нормально, а с 18 вдруг нормально и чуть ли не желанно. Где логика?


В-третьих, трехлетний ребенок не делит темы на «стыдные» и «нормальные». Для него в этом возрасте слова «пенис» и «каляка» звучат совершенно естественно. Поэтому отвечайте на любые вопросы малыша спокойно и твердо. И если вдруг чадо застало вас вопросом врасплох, то вы всегда можете взять паузу, сказав: «Знаешь, я пока не готова тебе ответить. Я сейчас пять минут подумаю, и потом мы продолжим разговор».


А ЕСЛИ НЕ ИНТЕРЕСНО?


– Как быть, если ребенок про секс вообще не спрашивает? Уже ему лет 11–12, а он молчит…


Е. Щ.: Это симптом того, что у родителей нет с ним доверительных отношений. Ребенок четко понимает, что тема в семье табуирована. И если он спросит, то, скорее всего, его накажут. Но на стороне он все равно получит информацию.


Я советую обратиться к психологу с вопросом: как мне наладить отношения с моим ребенком? Как изменить свою модель поведения, чтобы выстроить доверительные отношения? Как только изменитесь вы, ребенок моментально откликнется!


Л. Б.: Мой опыт общения с детьми показывает, что прекрасно работает честность. Можно сказать ему: «Для меня это тема важная. Я переживаю. И мне важно с тобой это обсудить. Давай, когда ты будешь готов, ты мне об этом скажешь. Думаю, я тоже буду готова». Или «если тебе ближе папа, то ты можешь поговорить с папой. Или со старшим братом. Мы просто за тебя волнуемся, понимаешь?»


Е. Л.: В моей семье тема секса не табуирована. Мы так решили с мужем. И поэтому, когда во втором классе у моей дочери на дне рождения собрались дети и нечаянно всплыла тема секса, ребята стыдливо прятали глаза и перешептывались. Тогда я собрала всех в кружок и стала на эту тему открыто общаться. Они засыпали меня нормальными детскими вопросами об «этом»! Я на все честно и корректно отвечала. У них глаза были во-о-т такие: «Тетя Катя, как хорошо вы нам на все рассказали! Спасибо!» И я тогда поняла, сколько нас, родителей, которые не умеют или не хотят открыто говорить на «неудобные» темы с детьми. И не только о том, откуда берутся дети!


Все дети делятся на два типа: «Ой, что-то случилось. Меня мама убьет!». Или: «Ой, что-то случилось. Надо позвонить маме!». К сожалению, большинство из нас росли и растут в семьях, где реакция типа «меня мама убьет».


КОГДА МЕНЯЮТСЯ ТЕЛО И ПРИВЫЧКИ 


– Как относиться к детской мастурбации?


Е. Л.: Смотря о каком возрасте мы говорим. Если это наблюдается до трех лет, то может означать скрытую патологию. Если старше, то важно знать, что все дети через это проходят. И попытаться выяснить причину: ведь это может быть маркер того, что ребенок недополучает удовольствия, поэтому «добирает» его сам. Здесь важно не бить по рукам, а выяснить, что «не работает».


Е. Щ.: Сейчас подростковый возраст изрядно «помолодел», он начинается с 11 лет. К этому времени очень желательно, чтобы у ребенка был свой уголок, комната… Это должна быть территория, где он будет на 100% наедине с собой. Если вы что-то «такое» заметили, то бесполезно ругать, стыдить. Он все равно будет этим заниматься. Но со стыдом. Если не переходит границы, то лучше в это не вмешиваться.


– А где границы?


Е. Щ.: Например, в неблагополучных семьях, когда ребенок (не важно мальчик или девочка) волнуется, он начинает трогать свои половые органы. Это проявление невроза, надо лечить. Это не чистая мастурбация. Это способ успокоиться. А вообще, лучше при всех возникающих «неудобных» вопросах идти к психологу. Не надо стыдиться! Вас в реестр не внесут!


Еще момент: у подростка меняется тело, привычки. Он постоянно находится в стрессе, потому что, например, у Пети поменялось тело, «а у меня еще нет. Почему?» Поэтому мастурбация может быть еще и способом снятия стресса. Если подросток мастурбирует не везде и всюду, то... пусть таким образом успокаивается. Если это становится навязчивым, то надо обращаться к специалисту и выяснять причину.


– Как и когда поговорить о беременности, о предохранении, если, опять же, подросток не спрашивает?


Е. Щ.: Если нет доверительных отношений и подросток не спрашивает, но взрослеет, то надо выбрать время и, предварив разговор фразой: «Дорогой (дорогая), я переживаю, поэтому хочу предупредить тебя, что...». Лет в 14–15 рассказать об опасности нежелательных беременностей, об инфекциях, передающихся половым путем, о предохранении. А еще о том, как важно сказать «нет» и как услышать «нет» от партнера.


Напомню, что у нас в стране наблюдается интересная ситуация: возраст сексуального партнерства 16 лет, а вот сделать аборт, не ставя в известность родителей, можно в 15 лет. Поэтому если что-то пошло «не так», то есть вероятность, что вы, родитель, даже не узнаете об этом. И любая мама прекрасно понимает, что это будет вдвойне психологическая травма, если у дочери будет аборт, о котором она никому не рассказала.


Л. Б.: Касательно «технической» стороны секса. У меня наблюдаются несколько молодых парней, которые научены сексуальным премудростям из порнофильмов. Им кажется, что секс должен длиться по несколько часов, что женщина должна реагировать именно так, что его половой орган должен быть «вот таких» размеров. И, естественно, у ребят возникает комплекс, что же у них не так, если в реальности всего этого не происходит?!


И здесь, опять же, ассоциативно вспоминается смешная, но показательная история про деревни Вилларибо и Виллабаджо. Население решило выяснить среднюю длину полового члена мужчин. Оказалось, что в Вилларибо длина полового члена 13,5 см, а в Виллабаджо – 22,5 см. Откуда же такая разница? Все просто, в Вилларибо меряли линейкой, а в Виллабаджо проводили опрос. Поэтому всегда надо понимать, не унижая ничьих мнений, что существует другая правда.


О БЕЗОПАСНОСТИ


– Понятно, что откровенные разговоры на интимные темы очень важны как для родителей, так и для ребенка. Но все же как уберечь свое чадо, чтобы никто другой не мог манипулировать или унижать его? Думаю, что для ребенка пяти-шести лет можно условно обозначить этот интимный разговор как «тема трусиков».


Е. К.: Мама или папа, а еще лучше вместе, должны сказать своему сыну или дочери: это твои трусики и твоя «пися». В контексте личной гигиены трогать «писю» можешь только ты, мама или папа. А показывать свою «писю» ты можешь, если рядом родители, только врачу, и больше никому. Ребенок должен знать, что на его интимную территорию никто посягнуть не может. Он должен уметь сказать «нет», если это происходит (в детском саду, во дворе, школе), и довериться маме и рассказать о случившемся.


Е. Щ.: Помните нашумевшее в Интернете исследование: ради эксперимента психолог смогла из десяти детей, гуляющих в парке, девять увести в неизвестном направлении. Многие дети не способны сказать «нет» взрослому. И здесь надо тренироваться. Надо сказать ребенку: «Давай поучимся!». Надо объяснить ребенку, что важно уметь говорить «нет» любому взрослому, которому тот не доверяет. И еще стоит обрисовать примеры возможных «посягательств».


Е. Л.: Надо понимать, что жертва никогда не виновата. И ее короткая юбка в этом не виновата! Почему мы виним юбку? Да потому, что разум старается нас обезопасить, убеждая: «С тобой этого никогда не случится, потому что ты ходишь в длинной юбке!». Да не от юбки это зависит! Другая хоть в трусах выйдет, но ее никто пальцем не тронет. Она может сказать «Нет!».


Круглый стол по вопросам сексуального воспитания продолжался больше двух часов. Были вопросы из зала, и было еще много обсуждений. В завершение участники резюмировали свои обсуждения так:


  1. Ребенок должен знать, что его любят, а значит, любые вопросы, которые он задаст, будут восприняты родителями верно и не останутся без ответа.
  2. Надо создавать доверительные отношения с ребенком, чтобы он понимал: есть на свете место, где его всегда поймут и примут, и это место – семья.
  3. Если родители стесняются говорить с чадом на щекотливую тему, то можно привлечь к этому мудрых бабушку или дядюшку, психолога или довериться грамотной литературе, полистав книгу вместе с ребенком.
  4. В разговорах с ребенком о сексе должна быть правда, но дозированная. Слова подбираем согласно возрасту.
  5. Ребенок должен обязательно научиться говорить «Нет!». Хоть сверстнику, хоть взрослому. И особенно тому, кому не доверяет!


И в-последних, давайте уже становиться грамотными и честными родителями, просвещая наших детей без капусты, аистов и магазинов!

Нет комментариев Добавить комментарий